18+

В Алтайском крае на модернизацию почти 200 объектов тепло и водоснабжения в 2021 году выделено 2 млрд рублей.

Подробнее…

Популярное за 100 дней

Рубрики

Короткой строкой...

Аналитика

Экспертная оценка

Дословно

Инвестиции и инновации

Рынки и компании

Повестка дня. Строительство.

Повестка дня. Рынок труда.

Повестка дня. Образование

Повестка дня. Здравоохранение

Повестка дня. Промышленность и энергетика

Повестка дня. Социальная сфера

Повестка дня. Село и АПК

Политотдел

Туризм

Баннер

Алтайское отделение ОНФ избрало руководителем важнейшего направления своей правозащитной работы принципиального оппонента краевой власти.

Как сообщает региональный штаб ОНФ, координатором рабочей группы по защите леса избран эколог, председатель организации «Геблеровское экологическое общество» Алексей Грибков. Несмотря на то, что ОНФ позиционирует себя вне политики, несомненно - это решение имеет в известном смысле политический смысл. Ведь проблемы лесной отрасли Алтайского края (а они, разумеется, есть!) долгое время являлись в регионе чуть ли не главным и единственным с точки зрения содержательности объектом критики краевой власти со стороны как системной, так и несистемной оппозиции. Причем Алексей Грибков, бесспорно самый профессиональный специалист среди разномастных и, как правило, малокомпетентных критиков, выступал активным участником этой борьбы «за защиту леса». Более того, упоминание именно его персоны  до сих пор вызывает изжогу у некоторых чиновников лесного ведомства. В этом отношении его «мобилизация» в ОНФ вполне объяснима с точки зрения профессионализма и компетентности главного «геблеровца». Тем более он продолжит и впредь заниматься тем, чем занимался и прежде. Тут вопросов нет.

Doc22.ru Алексей Грибков - теперь «фронтовик».

Алексей Грибков - теперь «фронтовик».

Впрочем, теперь у Алексея Грибкова и его соратников появится солидная поддержка, а  «усилия активистов в борьбе за спасение ленточного леса будут сосредоточены на площадке Общероссийского народного фронта», сообщает Алтайское реготделение. Между тем «фронтовики» еще до начала работы вновь созданной группы общественного мониторинга по проблемам экологии и защиты леса обозначили остроту проблемы: «ленточные леса сегодня уничтожаются буквально в промышленных объемах, вырубки идут даже на территории государственных природных заказников». И вот эта директивная изначальная заданность, за которой маячат статьи УК, прямо скажем, меня настораживает.

К тому же у чиновников нет возможности что-либо возразить ОНФ по существу, что бы ни предъявлял им ОНФ. Ведь у «фронтовиков» - крайне широкие и исключительно-чрезвычайные полномочия, а также поддержка на самом верху. Что и обусловливает их своеобразную «презумпцию правоты». Такое не снилось не только любой другой общественной организации, но даже «партии власти» - «Единой России» в годы ее расцвета.

И главное, как сообщил по секрету один краевой чиновник, сверху спущено категорическое указание: ни в чем «фронтовикам» не перечить, в дискуссии не вступать и проявлять (хотя бы внешне!) полную лояльность. Даже несмотря на очевидную несправедливость предъявляемых претензий и вопиющую необъективность выводов. А по большинству этих претензий и выводов чиновникам, уверен, есть что сказать по существу.

Понятно, что такая эксклюзивность и тепличные условия не идут на пользу ни ОНФ, получающему какие-то особые права и купающемуся в безответственности. Ни региональной власти, зачастую незаслуженно оказывающейся в роли стрелочника и дискредитируемой в глазах окормляемого населения. Ни федеральной, получающей с мест неадекватную, необъективную и порой искаженную информацию. Ни обществу, перед которым в конце концов зачастую имитируют защиту их интересов, но проблемы если и решаются, то не системно, комплексно, а точечно.

К тому же исключительность, бесконтрольность и безответственность объективно формируют предпосылки и создают среду для злоупотреблений широчайшими полномочиями, коррупции и лоббизма. Это аксиома, подтвержденная многократно практикой нашей общественно-политической жизни.

Складывается впечатление, что «защита интересов граждан» в нашем регионе осуществляется  исключительно в формате сколь громких и публичных, столь и малообъективных кампаний, дирижируемых из Центрального штаба ОНФ. Во всяком случае, один из руководителей Алтайского отделения фронта как-то доверительно сообщил, что не очень доволен московским руководством, которое, выкручивая руки, заставляет фронтовиков на местах «мочить» своих чиновников, ограничивая процесс «разгребания грязи» границами регионов.

И вправду, какой-то системности и глубины в работе реготделения ОНФ в Алтайском крае пока, с моей точки зрения, не просматривается. Может, поэтому все менее заметна роль в его деятельности авторитетных и профессиональных экспертов, поначалу весьма активно участвовавших в работе алтайских «фронтовиков», а сегодня не горящих желанием выступать в роли марионеток в каких-то непонятных играх? Может, поэтому вызывающе и демонстративно мобилизуются в их ряды оппоненты краевой власти, провоцируя усиление конфронтационности, в условиях которой всякая «чрезвычайщина» оправданна («война все спишет!»)? Может, поэтому ничего не слышно о первоначально заявленных и действительно значимых для Алтайского края социальных проектах (к примеру, этом), а вся работа свелась к многочисленным поверхностным проверкам и пиар-разоблачениям, количество которых обратно пропорционально качеству и глубине скоропалительных выводов?

Стоит заметить, что привлечение в Алтайское отделение ОНФ Алексея Грибкова – несомненное приобретение для алтайских «фронтовиков», поскольку добавит их работе осмысленности и профессионализма, в чем в последнее время они, как мне кажется, стали испытывать дефицит. Тем не менее надо понимать, что тема защиты леса давным-давно перешла из сферы общественно-экологического активизма в область политики. Достаточно вспомнить, какую роль в политике сыграли защита Химкинского леса или «дело Кировлеса». Да и у нас в Алтайском крае экология и в первую очередь – пресловутая «защита леса» являлись политическими приоритетами всех оппозиционных сил региона. Сегодня ОНФ эту инициативу у них перехватил, но унаследовал от них не только природозащитную компоненту, но и политическую, которая, собственно, и являлась главной в «защите ленточных лесов».

Нельзя забывать и об экономической составляющей этой экологической проблемы. По данным Алтайской таможни, экспорт лесоматериалов в Алтайском крае  занимает значительную часть среди всех экспортируемых товаров – почти 18,5 % по стоимости. Остается рассчитывать на объективность и благоразумие «фронтовиков»- экологов и новоиспеченного их координатора – А.Грибкова, вполне здраво заявившего после своего избрания:

- Мы не призываем вообще не рубить лес, вопрос в том – где, как и сколько.

Как стало известно, рабочая группа уже приступила к работе: сформирован комплекс первоочередных мер, изучаются обращения жителей, документация по лесовосстановительным работам, создана «дорожная карта» по основным направлениям деятельности. В ближайшее время пройдут встречи с контролирующими ведомствами, профильным управлением лесной отрасли, а также выездные мероприятия в наиболее проблемные районы края. В общем, работа закипела. Стоит пожелать «фронтовикам» и их новому соратнику Грибкову успехов на новой стезе природозащиты.

И еще. В ближайшие месяцы в Алтайском крае будет принят региональный закон об общественном контроле, который наконец-то урегулирует сферу взаимоотношений общества и государства, а также откроет возможности равноправного и в рамках закона участия в контроле за деятельностью краевой власти самым разнообразным общественным организациям и отдельным гражданам. А уж эффективность их работы будут оценивать сами жители Алтайского края, для которых общественники и должна работать. Очень бы хотелось, чтобы достойное место в их ряду занял и Алтайское региональное отделения Общероссийского народного фронта, который, на мой взгляд, сыграл важнейшую роль в развитии гражданского общества и вполне достоин заслуженного статуса primus inter pares.

Редактор информационно-аналитического портала Doc22 Артем Кудинов