18+

За пять месяцев в Алтайском крае произвели сельхозпродукции на 28 миллиардов рублей

Подробнее…

Рубрики

Короткой строкой...

Аналитика

Экспертная оценка

Дословно

Инвестиции и инновации

Рынки и компании

Реплика

Повестка дня. Строительство.

Повестка дня. Рынок труда.

Повестка дня. Образование

Повестка дня. Здравоохранение

Повестка дня. Промышленность и энергетика

Повестка дня. Социальная сфера

Повестка дня. Село и АПК

Политотдел

Туризм

Баннер

Вот уже второй созыв в качестве депутата Государственной Думы РФ бийский бизнесмен Александр Прокопьев состоит во фракции партии «Единая Россия». Но при этом его отношение к ней остается, мягко говоря, невнятным. И особенно ярко это проявляется на региональном уровне, где СМИ, входящие в «Сибирскую медиагруппу» Прокопьева, фактически развернули информационную кампанию против руководства края (читай: регионального отделения «ЕР»). Может быть, сам Александр Прокопьев поменял политические ориентиры и перешел в разряд оппозиционеров? Тем более, что партийного билета «ЕР» он, по нашим данным, не имеет.

Предоставляя информационную трибуну на сайтах «Политсиб.ру» и «Банкфакс» и в эфире «Наших Новостей» записным представителям различного рода оппозиции (один только «великий и ужасный» мистер Андрейчук чего стоит!), критикуя различные аспекты социально-экономической политики в крае, играя на объективно имеющихся трудностях развития региона, Прокопьев, конечно же, руководствуется в первую очередь федеральным законом «О СМИ». Вопрос только в том, насколько осведомлено руководство парламентской фракции Государственной Думы о таком «значительном вкладе» её члена в будущие результаты партии «Единая Россия» на масштабных региональных выборах в сентябре 2017 года?

Мы решили проанализировать, чем вызваны столь радикальные изменения в отношениях Александра Прокопьева и «ЕР».

На выборах в Госдуму России в 2011 году Прокопьев вошел в партийный список, который гарантировал ему беспрепятственное прохождение в депутаты. Обязательствами, связанными с необходимостью проведения избирательной кампании на округе, он фактически пренебрег, ограничившись информационно-агитационной кампанией. Встреч с населением почти не было, зато периодически была раздача собственной продукции – БАДов. На подкуп избирателей эти фрагментарные акции не тянули, и Александр Прокопьев стал депутатом без особых затрат и напряжения.

В 2016 году выборная ситуация принципиально изменилась. Проводя внутреннюю модернизацию, «ЕР» сделала обязательной процедуру общенародного предварительного голосования («праймериз») при выдвижении кандидатов от партии на выборы в Госдуму. В таком контексте некоторым кандидатам в депутаты пришлось демонстрировать очень сильную любовь к партии, чтобы получить не только право на выдвижение от нее, но и гарантированно убрать из округа всех потенциально опасных соперников, прежде всего от самой «ЕР».

Другими словами, участие в праймеризе от «ЕР» во многом обеспечивало Александру Прокопьеву зеленый свет в рамках предстоящей избирательной кампании по выборам депутатов Госдумы России. Поэтому весной 2016 года отношения с региональным отделением партии им демонстрировались как «дружеские и партнерские». Более того, была достигнута договоренность, что на территории Бийского округа кандидаты от «ЕР» в АКЗС могут использовать в работе широкую сеть агитаторов, которую набирал штаб Прокопьева. Конечно, это могло облегчить их работу, избавить от необходимости тратить время на формирование сети агитаторов в своих округах. Но весной было трудно предположить, что такая договоренность может оказаться «миной с замедленным часовым механизмом», заложенной под партийные выборы «ЕР» на стратегически важном округе Алтайского края.

Не грех будет вспомнить, что команда Прокопьева в рамках общенародного предварительного голосования провела многозначительную акцию – все избиратели, пришедшие на участки для голосования, получали два пустых хозяйственных контейнера. Это был такой своеобразный намек на пустые обещания со стороны кандидата?

Здесь пора отвлечься, чтобы ответить на очень важные вопросы. Почему именно «ЕР»? Почему не другая партия или механизм самовыдвижения в качестве независимого кандидата?

Ответы лежат в плоскости тех задач, которые решал сам Прокопьев, стремясь гарантированно попасть в число депутатов Государственной Думы. То есть на первый план выходила задача обеспечения безопасности собственного бизнеса. Как говорится, ничего личного, бизнес есть бизнес. Это приоритет, а все остальное – внешние факторы, от которых при изменении ситуации можно легко отказаться.

Конечно, перспективные возможности решения многих лоббистских вопросов в Москве были бы для «Эвалара», скорее всего, практически закрыты, если бы Прокопьев представлял в Госдуме какую-либо другую партию или был бы независимым депутатом. Поэтому, учитывая современные политические реалии России, Прокопьеву нужно было приспосабливаться к ним, мимикрировать. Поэтому, насколько нам известно, владелец «Эвалара» до сих пор не является членом партии «ЕР», а позиционируется исключительно как ее сторонник. Сторонник, пока это выгодно для семейного бизнеса. При этом о какой-либо ответственности перед избирателями вообще речи не идет.

Как показал ход собственно избирательной кампании по выборам депутатов Госдумы летом 2016 года, уже в это время Александр Прокопьев и его команда стали последовательно отходить от договоренностей с региональным отделением «ЕР». Во время выборов, в ходе редких встреч с избирателями, звучали формулы типа «партия сама по себе, я сам по себе». Были случаи явной критики партии, что в рамках кампании считается недопустимым. Это принцип проведения избирательной кампании любой партией. Пиком подобного отношения к «ЕР» со стороны Александра Прокопьева можно назвать установленный агитаторам жесткий запрет распространять два номера партийной агитационной газеты в Бийском округе. Были и другие любопытные и малообъяснимые сюжеты.

Почему так происходило? Все логично – «ЕР» выдвинула кандидатом, обратного хода для партии не было, а помогать партии Прокопьев на тот момент уже не видел никакого смысла. Ведь интересы края, регионального отделения партии к бизнесу семьи Прокопьевых никакого отношения не имеют.

Есть ли сегодня выход из складывающейся ситуации информационного противодействия? Тем более, что в следующем году в крае пройдет череда важных выборов депутатов на муниципальном уровне. С точки зрения команды Прокопьева – выход найти просто. Дайте денег! И все будет по-прежнему. Но представляется, что время для подобных механизмов давления на власть и использования краевого бюджета в интересах хоть и крупной, но частной компании, давно прошло. Да и партия «Единая Россия» тоже не из пугливых, она имеет в регионе существенный кадровый ресурс. Может быть, настала пора избавляться от таких капризных «пассажиров»? И здесь тоже – ничего личного.

Михаил Литвинов