18+

В столице Алтайского края почти на 20 процентов возрос объем инвестиций

Подробнее…

Рубрики

Короткой строкой...

Аналитика

Экспертная оценка

Дословно

Инвестиции и инновации

Рынки и компании

Реплика

Промышленность и экономика

Повестка дня. Строительство.

Повестка дня. Рынок труда.

Повестка дня. Образование

Повестка дня. Здравоохранение

Повестка дня. Промышленность и энергетика

Повестка дня. Социальная сфера

Повестка дня. Село и АПК

Политотдел

Туризм

Баннер

Краевая клиническая больница – самое крупное учреждение здравоохранения в крае. Самое крупное – и самое передовое: на базе ККБ работает высокотехнологичный региональный сосудистый центр , центр сохранения и восстановления репродуктивной функции, проводятся уникальные, единичные на всю Россию кардиохирургические операции при нарушениях свертываемости крови.. В прошлом году больницу посетила Вероника Скворцова – министр здравоохранения Российской Федерации. В начале июня в крае снова ожидают ее визита, и АККБ готов продемонстрировать все нововведения последнего года. Главный врач КГБУЗ «Алтайская краевая клиническая больница» дал Doc22 большое интервью об этих нововведениях, проблемах здравоохранения региона и путях их решения.

Валерий Елыкомов

- Валерий Анатольевич, в прошлом году министр Скворцова была впечатлена уровнем краевой больницы, чем будете удивлять ее в этом году?

- Мы не будем масштабно готовиться к визиту Вероники Игоревны, просто покажем ежедневную работу краевой больницы. Обязательно продемонстрируем как работает открытая регистратура поликлиники ,врачебно-диспетчерскую службу, «горячую линию» в ее составе, Центр здоровья и Центр экстракорпорального оплодотворения.

- Прошлый приезд государственного лица столь высокого ранга принес учреждению какие-то дивиденды?

- Мы показали, на каком уровне работаем, какое огромное количество пациентов обслуживаем, какие сложные операции проводим. То есть подтвердили статус современного передового учреждения здравоохранения – таких в рамках стране единицы. Все это дает нам «право голоса» при обсуждении важных для системы здравоохранения вопросов и проблем – мы обязательно будем услышанными, наша позиция будет учтена при принятии стратегических решений в сфере медицины.

- Какие вопросы и проблемы вы сейчас подразумеваете?

- В первую очередь – тенденцию по переносу высокотехнологичной медицинской помощи в федеральные центры. Она пока не стала массовой и носит скорее имплицитный характер, но уже вызывает определенное беспокойство «на местах». Создание таких центров в 2005 году дало краевому здравоохранению небывалый импульс к развитию. Благодаря этому уровень оказания медицинской помощи на Алтае – высочайший, сравнимый с самыми передовыми центральными регионами. Вот, посмотрим:

аортокоронарное шунтирование – сложнейшая многочасовая операция. А какой процент смертельных осложнений по ней у нас, в краевой клинической? Около 4-5% - как в лучших российских клиниках. Получается, что в Алтайском крае оперируют пациентов ничуть не хуже, чем в Москве… Вот поэтому региональная высокотехнологичная медицинская помощь должна развиваться, поэтому нельзя оставлять пациентов «на периферии» без возможности получить такую помощь «по месту жительства».

- И какие конкретные действия федеральной власти смогут остановить этот процесс?

- Самая простая и эффективная мера – полная отмена федеральных квот, за которую ратует большинство высокотехнологичных региональных центров. Если квоты отменят, то медицинские учреждения вынуждены будут конкурировать за пациентов, что заставит их постоянно повышать уровень оказания такой помощив рамках системы ОМС. Сегодня же картина выглядит так: нам выделяют квоту на 500 определенных операций, соседнему НИИ им.Мешалкина в Новосибирске – более 10000 . А мы могли бы оперировать и 1000, и 2000 человек – для этого есть все ресурсы, и технические, и кадровые. Однако квоты ограничены, и мы не можем оказывать тот объем помощи, который могли бы. А следовательно – не зарабатываем деньги, необходимые для развития учреждения, для финансового поощрения коллектива. Отмену квот должны лоббировать депутаты – это крайне важно как минимум для поддержания высокого уровня региональной медицинской помощи и как максимум для перспектив всей отрасли.

- Вы ведь тоже депутатствуете, уже два года, и показали хороший результат на предварительном голосовании…

- Дело не в том, сколько человек готовы меня реально поддержать – важно, что они доверяют мне решение конкретных проблем. Люди везде одинаковы: пообещал, сделал, заслужил доверие. Поэтому победа на предварительных выборах – это тест на эффективность всей двухлетней работы.

- Получается, доверие заслужили? Что реально было сделано для вашего округа, который объединяет Мамонтовский, Тюменцевский и Ребрихинский районы – не самые благополучные по части медпомощи?

- Я пошел в АКЗС с четким видением того, чем я могу помочь людям. В чем нуждается медицина на селе? В кадрах и финансировании. За два года нам удалось в разы повысить доступность и оперативность узкоспециализированной медицинской помощи – в основном за счет работы врачебно-диспетчерской службы и «горячей линии», которую мы открыли в 2015-м году. Эффективность этих мероприятий подтверждают цифры: смертность снизилась значительно.

- К слову, в праймериз участвовало много медиков – с чем это связано?

- Думаю, в общем улучшении государственной политики в области медицины. Теперь нам за многое не нужно биться, поэтому у руководителей от здравоохранения высвободились некоторые внутренние ресурсы. Они требуют реализации, и политика для этого лучшее поле – можно помогать не единицам, а тысячам людей.

- Вернемся к насущным проблемам. Вы уже упомянули кадры – но ведь в крае этим вопросом занимаются как нигде активно…

- Специалистов в ЦРБ не хватает особенно остро. Если несколько наших нейрохирургов уехали в профильный новосибирский центр на лучшие условия и большие зарплаты, то мы смогли оперативно эти ставки закрыть. Если на селе уходит на пенсию, к примеру, уролог – замену ему ищут месяцами. В той же рубцовской зоне, например, кадровая обеспеченность составляет всего 40% - некому работать. Да, край, действительно, делает все, что может. Но одной программы «Земский доктор» не хватает, чтобы закрыть потребности в кадрах, хотя 700 человек, поехавших по ней работать на село – это уже огромное подспорье… Да, в крае запущена в село губернаторская программа «Сельский фельдшер», и за два года она показала хорошие результаты - пора выводить ее на уровень федерации. Но куда едут специалисты? В ближайшие к центру районы, это касается и «земских докторов»… Вот здесь распределение очень бы помогло, и мы очень ратуем за его возвращение.

- А качеством уехавших на периферию специалистов вы довольны?

- Безусловно. Уровень профессионализма докторов никаких нареканий в большинстве случаев не вызывает – у нас из АККБ на село уехало работать несколько человек: люди, слава богу, смогли благодаря программе решить свои жилищные проблемы и нашли применение своим навыкам.

- Если недостаточно двух губернаторских программ, как бороться с этим кадровым голодом?

- Меры уже приняты: с 2017-го года выпускник медицинского вуза должен будет отработать три года врачом общей практики в государственном учреждении первичного звена и только потом идти на специализированную интернатуру.

- К слову, поддерживаете ли Вы расхожее мнение о том, что учить медиков стали не так качественно, как раньше?

- Нет. Все зависит от конкретного студента, от его стремлений, склонностей, да в конце концов от таланта. Однако замечу, что нынешние студенты гораздо легче осваивают сложную медицинскую технику, однако много доверяют Интернету – все-таки бумажный классический учебник необсуждаемо более «надежен». То же самое касается вообще всей методики обучения. Да, система медицинского образования должна меняться в соответствии с требованиями времени, но главный ее принцип – «врач обучает врача» - должен оставаться неприкосновенным. Прекрасно, что в АГМУ появится симуляционный центр, однако он может быть только дополнительным к основным методикам обучения.

- Если с кадрами в будущем году будет проще, то что с техническим оснащением – второй «опорой точкой» системы здравоохранения?

- Здесь сложнее. Национальный проект «Здоровье» имел одну главную задачу – модернизировать систему здравоохранения не только в центральных районах страны, но и на периферии. Край получил в его рамках десятки единиц новейшего оборудования, на тот момент современного. Однако технике свойственно устаревать, тем более если ее эксплуатировать так активно, как это делаем мы. Заданный нацпроектом «Здоровье» уровень необходимо поддерживать, нужна вторая волна модернизации – это касается и тяжелой медтехники, и службы скорой помощи, и лабораторий, и ФАПов… Нет, ни в коем случае нельзя говорить, что техника совсем не приходит. Той же скорой уделяют много внимания, и не только техническому оснащению: к примеру, в Ребрихиском и Тюменцевском районе стали использовать "тромболизис" - новую методику догоспитального лечения инфаркта миокарда, в край пришли новые автомобили с реанимационной техникой. Однако вопрос требует более комплексного подхода – а его как раз и обеспечивал нацпроект «Здоровье».

- Валерий Анатольевич, в прошлый приезд министра Скворцовой активно обсуждался вопрос медицинского туризма. Кто потенциально войдет в его основной поток – Казахстан?

- В Казахстане в медицину начали вкладывают не меньше , чем у нас, в России – нужно это признать и принять. Несколько лет назад к нам приезжала делегация из Восточного Казахстана: посмотрели, поучились – через год открыли у себя отделения гемодиализа, начали трансплантацию почек… Спрашиваем: «Где учились?» Отвечают: «Сначала у вас, потом в Корее, в США съездили…». Поэтому программа медицинского туризма, которую мы продвигаем совместно с туроператорами региона, рассчитана больше на российских пациентов.

- Чтобы оставались лечиться дома?

- Да, в том числе, и чтобы люди не уезжали за границу, не тратили там огромные средства. Могу сказать по своему направлению – гематологии: в том же Израиле лечат теми же самыми препаратами и по тем же самым технологиям, что и у нас. Да, сервис в разы лучше, да, простыни меняют по два раза в день – это и производит впечатление на людей.

Важно,чтобы на вопрос : «Как лечат?», не было ответа : «Кормят хорошо!». А сервис мы тоже подтягиваем: открываем боксы повышенной комфортности, провели wi-fi в поликлинике.

- Расскажите, пожалуйста, о «горячей линии» - это ведь тоже сервис определенным образом…

- Мы организовали ее специально, чтобы сельские пациенты могли оперативнее получить нужную специализированную медицинскую помощь – учитывая нехватку узких докторов в ЦРБ края. Работает она круглосуточно, ежедневно по ее номеру 8-800-350-3525 звонит до 70 пациентов, и дежурящий на линии доктора решают большинство возникающих у них вопросов. «Горячая линия» работает в системе врачебно-диспетчерской службы. Весь этот огромный комплекс мероприятий позволил нам, в первую очередь, решить организационные проблемы наших пациентов: теперь записаться на прием можно не выезжая в «город» - позвонил в ЦРБ, «забронировал» талончик, приехал в назначенный день. Как только наладилась работа службы , у нас исчезли и очереди в регистратуру поликлиники – а ведь она рассчитана на 1800 посещений в смену. Электронная регистратура, «горячая линия», передовая амбулатория – все это составляющие одной программы по созданию поликлиники нового типа.

- Совсем скоро – День медицинского работника…

- Да, и в АККБ его отмечают всегда: мы поздравляем коллектив – а он у нас состоит более чем из 2400 человек, обязательно выдаем премии. Нам действительно есть чем гордиться и что праздновать – учреждение остается ведущим в крае благодаря усилиям наших сотрудников, каждого из всего огромного состава. Мы каждый день спасаем людей, возвращаем им здоровье и качество жизни… От талантов и умений наших докторов зависит успех лечения тысяч пациентов, и я хочу поблагодарить свой коллектив за тот настрой, с которым они приходят на работу каждый день. Поблагодарить – и пожелать отзывчивых пациентов и хороших зарплат.

- К слову, сколько в среднем сегодня получают ваши доктора?

- Около 44 000 рублей. Но если у человека нет таланта, нет вдохновения, если он не считает медицину своим призванием – даже такая зарплата не поможет ему задержаться в ККБ. У нас огромный поток пациентов, мы лечим сложнейшие случаи – остаются с нами только самые сильные и самые профессиональные специалисты. Да, суровый отбор, но благодаря ему мы остаемся на занимаемой позиции – в статусе одной из лучших клинических больниц в стране.

О чем еще говорил Валерий Елыкомов:

О престиже профессии

«Наше общество любит «чернуху» - поэтому с таким интересом смотрят передачи Андрея Малахова, посвященные трагическим случаям в российских больницах. Татьяна Голикова в бытность свою министром здравоохранения и соцразвития сделала много, чтобы поднять престиж нашей профессии, к примеру, организовала премию лучшим специалистам, которую и сейчас освещают все центральные СМИ».

О заработках докторов

«С совмещением мы не боремся, но и не поощряем его. Да, в свободное от работы время доктор имеет полное моральное право заработать какие-то дополнительные деньги. Другое дело, что от того, насколько отдохнувшим он приступает к выполнению своих основных обязанностей, зависит здоровье пациента… Плюс к тому, мы строжайше запрещаем назначать пациенту, пришедшему на прием, «частные» посещения в сторонних клиниках – это нарушение устава больницы».

Об ответственности государства

«Идея об отмене обязательного медицинского страхования – по сути не верна.. ОМС для того и создана, чтобы поставить всех пациентов в равные условия. К примеру, на одного больного пароксизмальной гемоглобинурией государство тратит в год до 100 миллионов рублей. И столько же составляет бюджет средней ЦРБ, обслуживающей 20 тысяч населения. Как сделать выбор между здоровьем одного человека и здоровьем двадцати тысяч? Никак, государство должно обеспечивать право на бесплатное медицинской обслуживание абсолютно всем».