18+

В Алтайском крае в этом году ожидают свыше 2 млн туристов

Подробнее…

Рубрики

Короткой строкой...

Аналитика

Экспертная оценка

Дословно

Инвестиции и инновации

Рынки и компании

Реплика

Повестка дня. Строительство.

Повестка дня. Рынок труда.

Повестка дня. Образование

Повестка дня. Здравоохранение

Повестка дня. Промышленность и энергетика

Повестка дня. Социальная сфера

Повестка дня. Село и АПК

Политотдел

Туризм

Баннер

Главный врач Алтайского краевого онкологического диспансера Александр Лазарев прокомментировал Doc22 ситуацию с лекарственным обеспечением и лечением онкобольных в Алтайском крае на фоне того, что некоторые регионы страны сократили финансирование закупки обезбаливающих и других онкопрепаратов. Он особо отметил, в Алтайском крае за последние годы выстроена эффективная система профилактики и лечения рака, которая позволила добиться снижения онкозаболеваемости.

- Александр Федорович, в Алтайском крае традиционно достаточно высокий уровень онкологических заболеваний. С чем этом связано?

- Уровень онкозаболеваемости в Алтайском крае действительно выше, чем в среднем по России. Это связано с особенностями региона, прежде всего техногенного характера. Примерно 8-10% прироста нам дал Семипалатинский регион. И по прогнозам, еще до семи поколений последствия испытаний на Семипалатинском полигоне будут сказываться. У нас много почв, содержащих родон-торон, и при наличии дополнительных факторов это также отражается на увеличении заболеваемости. Неблагоприятно сказываются большие запасы пестицидов, накопленные в прошлые годы, а также жесткое солнце в южных районах края.

Doc22.ru Александр Лазарев: В 2016 году благодаря правильно выстроенной системе медпомощи в Алтайском крае впервые было зарегистрировано снижение уровня онкозаболеваемости.

Александр Лазарев: В 2016 году благодаря правильно выстроенной системе медпомощи в Алтайском крае впервые было зарегистрировано снижение уровня онкозаболеваемости.

Интересно, что со строительством нового моста через Обь удалось остановить рост заболеваний рака легких, поскольку город несколько разгрузили от большого потока грузовых машин, уменьшили дорожные пробки. Снизился уровень выброса канцерогенных веществ, что и дало положительный результат. Правильно выстроенная инфраструктура помогает решать проблему распространенности онкозаболеваний. Поэтому мы поддерживаем решение Губернатора Алтайского края Александра Карлина о строительстве объездной трассы вокруг Барнаула, которая позволит полностью убрать с городских улиц транзитный грузовой транспорт и существенно снизить загрязненность воздуха канцерогенными веществами.

Я уже почти 50 лет работаю в этой сфере и за эти годы заболеваемость резко выросла везде. Когда-то у нас на учете в онкодиспансере стояли всего 5-6 тыс. больных, сейчас — 66,5 тыс. и еще около 60 тыс. человек, у которых рак локализован. Мы видим, что количество больных выросло в разы. Причины — нарастающий канцерогенный прессинг загрязнения окружающей среды, неправильное питание, курение, микроволновые и лучевые процессы.

В Алтайском крае еще сохранили традиции производства натуральных экологически чистых продуктов. Техногенные причины, такие как последствия испытаний на Семипалатинском полигоне, тоже идут на убыль. Но остается естественная причина, которой сложно управлять — это старение населения.

Средняя продолжительность жизни в советское время на Алтае не превышала 56-58 лет у мужчин и 62 года у женщин, а сегодня она достигла 66,5 лет у мужчин и 77 лет у женщин. А чем человек старше, тем чаще у него присутствуют опухоли.

- Но несмотря на все негативные факторы алтайским медикам удалось остановить и даже снизить рост заболеваемости?

- Да, в 2016 году в Алтайском крае впервые было зарегистрировано снижение уровня заболеваемости: с 508 выявленных больных на 100 тыс. населения до 493. Это говорит о том, что созданная в регионе система медицинской помощи работает. В первую очередь дала результат вторичная профилактика. Мы взяли на учет даже тех больных, у которых рак еще в ранней, неинвазивной стадии. В официальную статистику такие пациенты не включаются, поскольку у многих заболевание не развивается или самоизлечивается. Мы их ставим на учет и делаем все, чтобы не дать развиться онкологии. И таких пациентов у нас до 500 в год. Если раньше часть из них все-таки заболевала и уже попадала в официальную статистику, то сегодня мы предотвращаем рак еще на стадии его зарождения.

Мы создали предраковый регистр людей с высокими рисками заболеваемости, в котором более 10 тыс. человек. Это наша оригинальная методика целевой профилактики онкозаболеваний. Мы по ней высчитываем степень риска у каждого человека. Если она высокая, то нужна направленная углубленная диагностика и профилактические меры, чтобы остановить развитие рака в самой ранней стадии. И именно это позволило остановить и даже снизить уровень заболеваемости.

Doc22.ru В Алтайском крае в последние годы построены современные корпуса краевого онкоцкентра, оснащенные по последнему слову техники.

В Алтайском крае в последние годы построены современные корпуса краевого онкоцкентра, оснащенные по последнему слову техники.

Таким образом, при общей мировой тенденции к росту окнозаболеваний, у нас в Алтайском крае благодаря эффективно выстроенной системе медицинской помощи удалось остановить и даже несколько снизить этот рост. В этом году мы прироста не ожидаем, о чем говорит статистика за полгода. Сегодня огромные массивы населения мы обследуем в профилактических целях. Если раньше онкодиспансер принимал 5-10 тыс. пациентов, то сегодня больше 200 тыс. в год. И это дает свои результаты: только в предраковом регистре высокого риска мы каждый год выявляем до 1,5% заболевших, но на самой ранней стадии, не представляющей угрозы для жизни.

- Расскажите, что собой представляет региональная система профилактики и лечения онкозаболеваний...

- Система онкологической помощи сегодня состоит из системы ранней диагностики, куда входят 800 фельдшерско-акушерских пунктов, которые сохранены по всей территории края и работают по принципу смотрового кабинета. В поликлиниках сохранены смотровые кабинеты и пациентов, пришедших по любому поводу, обязательно отправляют в смотровой кабинет. Но проблема в том, что сами пациенты не хотят туда идти. Поэтому потенциал этого сегмента ранней диагностики не используется на полную мощность — загруженность смотровых кабинетов и ФАПов в 2 раза ниже, чем должна быть. То есть возможности в Алтайском крае созданы, а люди не всегда ими пользуются. А ведь до 20-30% заболеваний выявляется именно на этом первичном этапе.

Еще один сегмент системы — выездные бригады, поезда здоровья, которые обследуют население в глубинке и выявляют патологии. Кроме того, все пациенты, поступающие в стационар с различными заболеваниями, обязательно обследуются и на онкопатологии. При каких-то подозрениях у пациентов берут материал на цитологические исследования, которые потом исследуют в специальных лабораториях. И это все бесплатно для населения. Врачи общей практики при подозрениях на онкозаболевания пациентов отправляют уже в специализированные клиники — к нам в Алтайский онкодиспансер или онкоцентры в Бийске и Рубцовске. За год эти три специализированные клиники обследуют более 300 тыс. жителей Алтайского края. При этом действительно онкология выявляется только у одного из 20 обследуемых пациентов.

Doc22.ru В Алтайском крае онкобольные своевременно получают высокотехнологичную медицинскую помощь.

В Алтайском крае онкобольные своевременно получают высокотехнологичную медицинскую помощь.

Эффективность оказания медицинской помощи при выявленном заболевания зависит от того, как скоро онкобольной получит необходимое лечение. У нас в Алтайском крае такой пациент должен не более чем через две недели попасть на исследование и лечение в специализированную клинику. А в Великобритании, например, считается нормальным срок в 3 месяца. Приведу еще пример. Недавно у нас побывала делегация корейских медиков. Они приехали посмотреть, почему снизился поток российских туристов, едущих к ним на лечение. Когда увидели наш онкологический диспансер, то были удивлены уровнем медпомощи и поняли, почему к ним перестали ездить многие россияне, чтобы платно полечиться.

- Какие средства в Алтайском крае сегодня тратят на лечение онкобольных и почему некоторые регионы сокращают финансирование?

- Сегодня пролечить одного онкобольного в разных регионах - это совершенно разные деньги, поэтому некорректно сравнивать расходы разных регионов страны на лечение онкозаболеваний. Ингушения, Калмыкия — нет такого уровня заболеваемости, даже Ханты-Мансийский автономный округ, казалось бы, суровые условия севера, а тоже нет большого уровня заболеваемости. В каждом регионе свои формы онкозаболеваний, которые требуют своих подходов к лечению. В Алтайском крае особенная структура онкозаболеваний. На первом месте с большим отрывом — рак легких, высок удельный вес опухолей головного мозга, печени, других внутренних органов, расходы на лечение которых очень большие. А например, в южных регионах страны преобладает рак кожи, лечение которого проще и дешевле, чем опухолей внутренних органов. Если мы говорим о лекарственных препаратах, то сегодня для лечения рака кожи они практически не нужны, кроме цитостатиков. При онкозаболеваниях пищеварительных органов сегодня нет эффективных препаратов.

Но надо понимать, что объем финансирования не напрямую влияет на результаты лечения. Так, в некоторых зарубежных странах, например, в США, огромные средства направляются на борьбу с раком, но заболеваемость и смертность там выше. В Красноярском крае, Иркутской области действуют целевые региональные таргетные программы, по которым выделяются сотни миллионов рублей на профилактику и лечение, но смертность в этих регионах выше, чем в Алтайском крае. А все потому, что система медицинской помощи у нас организована лучше.

Разные виды онкозаболеваний требуют разных подходов к лечению: в одних случаях это хирургическое вмешательство, в других помогает химиотерапия. Уделяется большое внимание и лекарственному лечению. Но в целом лечение одного онкологического больного достаточно дорогостоящий процесс. Так, только стандартное лечение одного пациента в Алтайском онкодиспансере стоит 17,2 тыс. рублей и на лекарство тратится примерно 2 тыс. рублей. Но многие тяжелые больные требуют лечения стоимостью и свыше 100 тыс. рублей, поскольку высокотехнологичная помощь — дорогостоящая.

Взяв данные о стоимости лечения в среднем одного онкобольного в Алтайском крае за несколько последних лет, мы видим, что бюджетные расходы в регионе не только не сокращаются, но и постоянно растут. Так, если лучевая терапия одного пациента в круглосуточном стационаре в 2016 году обходилась в 33,2 тыс. рублей, то в 2017 году расходы на нее составили 48,9 тыс. рублей. Затраты на химиотерапию в дневном стационаре выросли с 44 до 49 тыс. рублей и так по всем видам лечения.

Doc22.ru Сведения об оказании медицинской помощи онкологическим больным  за 2016 год и 5 месяцев 2017 года КГБУЗ "Алтайский краевой онкологический диспансер"

Постоянно растут в Алтайском крае затраты и на лекарственное лечение онкобольных. Так за 2014-2016 годы в Алтайском онкодиспансере расходы на медикаменты и перевязочные материалы выросли более чем на 35% со 130,7 до 177,3 млн рублей. А в целом расходы на одного больного у нас увеличились с12,2 тыс. рублей в 2014 году до 14,6 тыс. рублей по итогам 6 месяцев 2017 года.

Doc22.ru Расходы на лекарственные средства для онкобольных за 2014-2016 годы и 6 месяцев 2017 года КГБУЗ "Алтайский краевой онкологический диспансер"

Такое увеличение затрат позволяет нам покрывать инфляцию, так что пациенты получают все необходимое лечение. Никакого снижения финансирования в Алтайском крае нет, есть стабильность и даже некоторое увеличение. Конечно, сегодня появляются новые архидорогие лекарства стоимостью до 3,5 млн рублей, но никаких подтверждений, что они действительно излечивают рак нет. Мы лучше эти средства направим на проверенные методы лечения, которые дают реальные результаты. А будущее онкологии - не за дорогими препаратами и лечением, а за профилактикой и диагностикой на самых ранних стадиях заболевания. И именно такую систему мы в Алтайском крае и выстраиваем. Ведь если «поймать» рак на самой ранней стадии, то достаточно одной небольшой операции, а если он запущен, то понадобиться уже 8 госпитализаций и миллионы рублей на одного больного.