18+

В Алтайском крае за 2017 год зарегистрировано 18 302 договора ипотечного кредитования на сумму более 23,9 млрд. рублей

Подробнее…

Рубрики

Короткой строкой...

Аналитика

Экспертная оценка

Дословно

Инвестиции и инновации

Рынки и компании

Реплика

Повестка дня. Строительство.

Повестка дня. Рынок труда.

Повестка дня. Образование

Повестка дня. Здравоохранение

Повестка дня. Промышленность и энергетика

Повестка дня. Социальная сфера

Повестка дня. Село и АПК

Политотдел

Туризм

Баннер

Депутат Государственной думы РФ, член комитета по аграрной политике ГД Иван Лоор в интервью Doc22 подвел некоторые итоги 2017 года, рассказал о депутатской работе и о том, как удается отстаивать интересы Алтайского края в высшем законодательном органе власти. «Задача депутатов Госдумы сделать так, чтобы Алтайский край кроме моральной поддержки получал существенные финансовые преференции и сохранял свои лидерские позиции в развитии АПК», - подчеркнул парламентарий.

- Иван Иванович, подводя итоги 2017 года, какие из прошедших событий и принятых решений можно считать главными?

- Год непростой. Но последние годы все были непростые. В таких условиях можно опустить руки и ничего не делать. А можно спокойно работать. В сельском хозяйстве денег всегда не хватает, поэтому важно сконцентрировать усилие на тех направлениях, которые дадут результат и обеспечат стабильное развитие отрасли. Поддержка сельского хозяйства со стороны государства очень важна, тем более в наших сложных климатических условиях. И если в Краснодарском крае урожайность в 25 центнеров с гектара — это трагедия, то для Сибири это пока недостижимая цель. Поскольку климатические условия просто не позволяют получать большие урожаи. Но и увеличение сбора зерна влечет за собой проблемы его перепроизводства, как в этом году. Хотя я считаю их скорее надуманными, ведь в советские годы мы молотили почти тонну зерна на душу населения, чтобы обеспечить продовольственную безопасность страны. И при этом еще закупали зерно за границей. А все потому, что было развито животноводство.

Doc22.ru Иван Лоор: Алтайские аграрии в этом году получат почти 1,2 млрд рублей  погектарной поддержки и субсидий на литр молока — больше всех в стране.>

Иван Лоор: Алтайские аграрии в этом году получат почти 1,2 млрд рублей  погектарной поддержки и субсидий на литр молока — больше всех в стране.

Сегодня же мы вывозим зерно непереработанное, а мясо закупаем в Бразилии и Аргентине. Получается, что мы поддерживаем заморского фермера, а свое зерно отдаем без добавленной стоимости. Но чтобы произвести до 10 млн тонн молочной продукции необходимо около 12 млн тонн зерна, а с учетом производства мяса — свыше 20 млн тонн. Это во-первых, свое качественное продовольствие, а во-вторых, гарантия развития села. Ведь если не будет круглогодичной занятости населения, то никакими клубами мы деревню не сохраним.

В Алтайском крае уже многие годы ставку делают на то, чтобы вывозить за пределы региона максимально переработанную продукцию, учитывая высокую транспортную составляющую. И алтайские переработчики научились выпускать качественную продукцию, соответствующую мировым стандартам.

Я постоянно бываю в селах, встречаюсь с крестьянами и обязательно рассказываю о той работе, которую мы проводим в Государственной думе.

В 2016 году, несмотря на то, что бюджет страны уже был сверстан, нам удалось добиться увеличения поддержки села на 11 млрд рублей. Плюс за полтора года, что я работаю в Госдуме, удалось добиться выделения 13 млрд рублей из Резервного фонда Правительства РФ на поддержку отечественного сельхозмашиностроения, что позволило удешевить технику для крестьян. Как результат мы видим на полях Алтайского края все больше отечественных сельхозмашин. Сегодня и уровень нашей российской техники не уступает зарубежным аналогам, а за счет цены успешно конкурирует с ними.

На 2018 год в бюджете на поддержку сельского хозяйства предусмотрено 242 млрд рублей, в 2016-ом для сравнения было 215 млрд. Я удовлетворен, что удалось отстоять два вида государственной поддержки -  это субсидии на литр товарного молока и на гектар пашни. Хотя Минсельхоз РФ считает эти виды господдержки не эффективными и предлагал полностью перейти на льготное кредитование крестьян. Но мы то знаем, что кредит, пусть и льготный еще надо получить, иметь для этого залоговую базу и соответствовать еще многим критериям.

Сегодня погектарная поддержка и субсидии на литр молока составляет около 20 млрд рублей на всю Россию. Из них почти 1,2 млрд рублей получают алтайские аграрии. Это больше всех среди регионов страны, потому что в Алтайском крае самый большой пашенный клин и низкая доходность сельхозпроизводства. К тому же для сибирских аграриев погектарная поддержка идет с коэффициентом 1,7, учитывая жесткие климатические условия.

Среди положительных итогов 2017 года я бы назвал и то, что 1% с прибыли финансово обеспеченных регионов стали перераспределять между другими субъектами Федерации. Благодаря этому Алтайский край получает дополнительно около 750 млн рублей.

Удалось также принять закон о молочных интервенциях, который дает право в период «большого» летнего молока проводить интервенции, чтобы не было  обвала цен. Пока это механизм не применяли, поскольку не было необходимости. Я был недавно в Крутихинском районе, личным подсобным хозяйствам сейчас дают 18 рублей за литр молока. Я лично не помню, чтобы частным подворьям давали такую хорошую цену.

- Непросто, наверное отстаивать интересы региона на уровне всей страны...

- Для решения некоторых вопросов приходилось прилагать немало усилий. Например, по закону о мараловодстве. Закон называется «О северном оленеводстве» и разрешает выпас оленей на землях государственного лесного фонда. Но законодатель здесь забыл упомянуть маралов, которые являются разновидностью благородных оленей, и разводят их в основном в Республике Алтай, Алтайском крае, а также в Республике Тыва и Красноярском крае. В результате мараловодов надзорные органы начали наказывать за выпас маралов на землях гослесфонда. У нас год ушел на то, чтобы внести поправку и включить маралов в этот закон.

Еще один пример. С 1 января 2018 года в стране должны были перейти на электронный документооборот в сфере ветеринарии. Но у нас не во всех селах есть интернет. Я сделал официальный запрос в Министерство связи и массовых коммуникаций РФ и получил ответ, что 26,5 тыс. сел и деревень в стране не имеют доступа в интернет. То есть практически реализовать этот закон в таких селах невозможно, что больно ударило бы по личным подсобным хозяйствам и привело бы к сокращению поголовья скота в ЛПХ. Нам удалось отложить  введение этого закона до июля 2018 года, будем дальше решать вопрос о снятии этого требования либо переносе его на 2021 год.

- Вы уже почти полтора года в Государственной думе, как смотрится Алтайский край и, прежде всего, сельское хозяйство региона на уровне всей России?

- Алтайский край на федеральном уровне сегодня зазвучал. В стране знают, что Алтайский край — это житница на востоке России и удивительно красивый уголок за Уралом. И когда решается вопрос о проведении выездного заседания, с радостью выбирают Алтайский край. Потому что нам есть, что показать. Это и экологически чистая продовольственная продукция и рекреационные возможности. Это никто не подвергает сомнению. Но когда мы пытаемся лоббировать интересы Алтайского края, тут начинает работать принцип «своя рубашка ближе к телу». И поддержка зачастую рассеивается на все регионы. Я считаю, что по этой причине не был принят законопроект «Об особых аграрных территориях». Он прошел все публичные общественные экспертизы, но Правительство РФ не дало свое заключение по приоритетному финансированию. Хотя, рано и поздно мы все равно к нему вернемся, поскольку нельзя в условиях нашей кулундинской зоны вырастить пшеницу такую же как в Краснодарском крае.

Я убежден, что должен быть государственный подход к ведению сельского хозяйства, если мы хотим обеспечить продовольственную безопасность страны, сохранить российское село. И за Уралом Алтайский край был, есть и останется главной сельскохозяйственной площадкой. Мы продовольственный донор, но не финансовый, к сожалению. И получается, что своим небогатым бюджетом край датирует другие территории, которые и так не бедно живут. Поэтому задача депутатов Госдумы сделать так, чтобы Алтайский край кроме моральной поддержки получал и существенные финансовые преференции и сохранял свои лидерские позиции в развитии АПК. Ведь еще 10 лет назад никто бы не поверил, что в Алтайском крае урожайной сахарной свеклы будет выше, чем в Курской области. А сегодня у алтайского фермера Бакушкина она доходит до 750 центнеров с гектара. Мы стабильно производим до 50% гречихи в стране, в неурожайные годы и до 75%. Собираем 87% всего подсолнечника в Сибирском федеральном округе. И продовольственный потенциал Алтайского края далеко еще не исчерпан.

- Иван Иванович, вы два срока отработали спикером Алтайского краевого Законодательного собрания. Насколько этот опыт помогает вам сейчас в работе депутата Государственной думы?

Конечно, без этой работы в Законодательном собрании региона, в Совете законодателей было бы сложнее. Но даже имея такой опыт, мне год пришлось осваивать все тонкости работы в Государственной думе. Изучать весь путь,   проходит законопроект от его появления и до принятия. Конечно, поскольку я всю жизнь занимался вопросами развития сельского хозяйства, то свою деятельность в Госдуме я посвятил отстаиванию интересов крестьян. И благодаря моей принципиальности в конце 2016 года удалось сохранить погектарную поддержку и субсидии на литр молока.

Сейчас крестьяне оказались в сложной финансовой ситуации из-за обвала цен на зерно. На падении цен крестьяне уже потеряли больше, чем вся государственная поддержка сельского хозяйства на 2018 год. И на этом фоне опять планировалось отказаться от несвязанной поддержки и снова пришлось ее отстаивать.

В ближайшее время мы будем в Госдуме рассматривать так называемый  законопроект «о валежнике». В Лесном Кодексе сегодня прописана заготовка леса только на коммерческой основе, что лишило сельских жителей возможности заготавливать валежник. А это и поддержка селян, и очистка леса.

Но почти год рассмотрение этого нужного законопроекта откладывали, пришлось активно включиться в его лоббирование. Поскольку мы понимаем его социальную и экологическую значимость.

Так что работа в Госдуме это не только принятие законов, но и реальная борьба за отстаивание конкретных интересов, прежде всего своего региона. Мандат депутата Государственной думы дает огромные возможности. Можно обратиться с запросом в любое федеральное министерство и ведомство. Приведу конкретный пример. В Яровом «Почта России» начинала ремонтировать здание, но забросила. В результате в центре города появился памятник безхозяйственности. Я доложил об этом на совещании с премьер-министром Дмитрием Медведевым, а затем обратился в министерство связи и массовых коммуникаций с просьбой найти возможность завершить ремонт. В результате процесс пошел и в феврале текущего года обновленное здание должны сдать.

К сожалению, не все получается. Программа комплексного развития сельских территорий, на мой взгляд, самая эффективная долгосрочная программа, плоды которой видны в каждом сельском районе. Она работает уже 15 лет с 2003 года. Но сейчас внесли предложение о ее переформатировании в подпрограмму с сохранением финансирования. Однако с 2021 года ее хотят распределить по профильным ведомствам: строительство ФАПов — министерству здравоохранения, школ — министерству образования. И я боюсь, что эта программа просто раствориться. Ведь раньше она предусматривала только строительство жилья, объектов газификации и водоснабжения. А сейчас она включает и строительство дорог, ФАПов, школ. В Алтайском крае благодаря ей построены 3 прекрасные школы в Бурлинском, Новичихинском и Хабарском районах, водозаборы в Кулунде, в Крутихе. Эту программу нельзя сворачивать, ее надо расширять. Поэтому я обратился к Председателю Правительства РФ с предложением увеличить ее финансирование с 15 млрд рублей до 47 млрд. Но, к сожалению, пока эти предложения не приняты, так что будем дальше активно работать в этом направлении.