18+

За первую половину 2019 года в Алтайском крае выдано ипотечных кредитов на сумму 14,6 млрд рублей.

Подробнее…

Рубрики

Короткой строкой...

Аналитика

Экспертная оценка

Дословно

Инвестиции и инновации

Рынки и компании

Повестка дня. Строительство.

Повестка дня. Рынок труда.

Повестка дня. Образование

Повестка дня. Здравоохранение

Повестка дня. Промышленность и энергетика

Повестка дня. Социальная сфера

Повестка дня. Село и АПК

Политотдел

Туризм

Баннер
12.04.2007

Кадровый голод на фоне безработицы

Регулирование рынка труда в Алтайском крае приобретает все более системный характер.

В течение 2006 года в связи с кадровыми сокращениями и ликвидацией предприятий края без работы осталось более 10 тысяч человек. Между тем, в 22 городах и районах края произошло увеличение численности работающих, а целый ряд промышленных предприятий края во весь голос кричит о дефиците квалифицированных кадров. Казалось бы, парадоксальная ситуация. Что же на самом деле происходит на рынке труда края?

Рынок труда: масштабы и особенности

Численность занятого населения в таком крупном регионе, как Алтайский край, составляет порядка 1 миллион 105 тысяч человек, которые представляют более 60 тысяч официально зарегистрированных самостоятельных хозяйственных структур. В России есть целые области, где общая численность населения меньше, чем у нас работающего!

Как пояснил начальник краевого Управления по труду (сегодня оно слилось в единую структуру с краевым Управлением по занятости населения) Анатолий Мишин, в таком огромном социально-экономическом организме сложно обойтись без определенных диспропорций: постоянно возникают какие-то новые ячейки, а старые отмирают. На этом фоне могут появляться населенные пункты, в которых вообще не остается крупных работодателей, и люди там вынуждены либо заниматься личным подсобным хозяйством, либо уезжать в город. По данным краевого Управления по труду, такие градо-, а точнее, селообразующие предприятия отсутствуют более чем в двухстах населенных пунктах. А это значит, что там для жителей попросту нет работы.

Для крупных городов и экономически развитых населенных пунктов актуальны проблемы иного рода. Так, в прошлом году на фоне общего подъема региональной экономики в Алтайском крае было создано около 30 тысяч новых рабочих мест. Это лучший показатель за постперестроечное время, который свидетельствует о положительной динамике развития экономики. Правда, в разных территориях края эта тенденция имеет разное выражение. В таких районах, как Краснощековский, Крутихинский, Кулундинский, Змеиногорский и Бийский, открывалось по 150-200 рабочих мест. В то время как в Петропавловском и Советском районах счет идет на десятки. Около половины из этих 30 тысяч рабочих мест приходится на Барнаул, который и без того формирует четверть работающего населения края. И если в Барнауле и крупных городах сокращение сотни работников на одном предприятии может быть скомпенсировано появлением такого же количества рабочих мест на другом, то в районах ситуация совсем иная. Механизаторы развалившегося хозяйства в Залесовском районе никак не закроют потребности в строителях где-нибудь в Заринске. Во-первых, это сложно чисто географически, а во-вторых, тракторист и машиностроитель – это все-таки очень разные профессии.

Если суммировать все эти факторы, то парадоксальная на первый взгляд ситуация кадрового голода на фоне безработицы становится вполне объяснимой. Но есть и другие, гораздо более трудноразрешимые проблемы.

Не хочу быть трактористом, я пойду в экономисты!

Общее падение промышленного производства в постперестроечные 90-е годы сопровождалось небывалым ростом, прямо-таки «грюндерской горячкой» по созданию всевозможных страховых компаний, банков и прочих предприятий, работающих за пределами реального сектора экономики. Этот процесс породил взрыв спроса на такие престижные профессии, как юрист, экономист, управленец и т.д. В то же время профессия инженера стала синонимом нищего безработного, в общественном мнении ассоциировалась с низким уровнем достатка и отсутствием перспектив карьерного и статусного роста.

Сегодня общий подъем экономики в стране в целом и в крае в частности возродил потребность в кадрах рабочих специальностей. Хорошие электрики, токари и строители буквально нарасхват. А что до инженеров, то они вообще на вес золота (зарплата инженера-конструктора на предприятиях Барнаула составляет около тысячи долларов). Времена поменялись, но страх перед тем, что завтра все изменится к худшему, и хороший инженер вновь станет никем, все-таки остался. Ведь за эти годы в обществе сложились определенные стереотипы и клише. При этом профессии экономиста или юриста по-прежнему ассоциируются с материальным благополучием. В итоге родители стараются ориентировать своих детей на поступление в ВУЗы, на соответствующие специальности, чтобы впоследствии «получать деньги, ничего не делая». Они считают это хорошим инвестированием в будущее своих отпрысков. Да что там говорить; сформированное прессой и телевидением презрение к «колхозникам» и другим представителям рабочих профессий не могло не отразиться на общих настроениях молодежи.

- Сегодня в сельской местности появилось поколение, которое с детства не приучали к труду, - рассказывает заместитель главы администрации Алтайского края, курирующий вопросы сельского хозяйства, Борис Неудахин. - Хотя меня, к примеру, с 11 лет научили держать в руках литовочку, вилы и грабли. Всю свою сознательную жизнь, пока родители держали скот, я участвовал в сенокосе. Воспитание уважения к труду в современных условиях должно быть возведено в ранг государственной политики. Почему сегодня, если взять любого японца или немца, то их с детства семья, общество и государство приучают зарабатывать деньги? Почему они не воспринимают свое место в экономических отношениях как некую лотерею? А ведь сегодняшний этап развития нашей страны уже не назовешь периодом растерянности. Но то, что до сих пор в России отсутствует нормальная идеология отношения к человеку труда, – серьезное упущение. Каждый должен понимать: чтобы стать богатым – надо очень много работать, - заключает Борис Неудахин.

- Все те меры, которые мы сегодня предпринимаем для решения кадровых вопросов, позволят существенно повлиять на ситуацию, но не изменят ее в корне, - поясняет первый заместитель главы администрации края, курирующий вопросы промышленности, Сергей Локтев. - Этого не произойдет до тех пор, пока в обществе не будет поднят на должный уровень престиж рабочих профессий, а для этого необходимо использовать все имеющиеся возможности, в том числе и возможности средств массовой информации. Ведь работодателям сегодня действительно есть, что предложить молодому специалисту, рядовому рабочему.

Профессии, востребованные и бесполезные

В прошлом учебном году из 24000 выпускников школ 18000 поступили в ВУЗы. Около трети из них заранее обрекли себя на безработицу, либо работу не по специальности. Именно столько наши университеты выпускают юристов, экономистов, политологов и управленцев. При том, что ежегодная потребность в этих специальностях не превышает 7-8 процентов в общей структуре рыночной конъюнктуры.

Чуть лучше дела обстоят у тех 6000, которые приходятся на техникумы и профтехучилища. Невостребованными остаются большинство выпускников учебных заведений начального профессионального образования (НПО) по таким профессиям как бухгалтер, парикмахер, секретарь-референт, оператор ЭВМ. Не лучшая судьба ждет менеджеров, товароведов и программистов, оканчивающих среднеспециальные учебные заведения (ССУЗы).

Программисты сегодня востребованы только с корочками о высшем образовании. Но спрос на таких специалистов, разумеется, уступает потребности рынка труда в слесарях, машинистах котлов, сварщиках, токарях, строителях, ремонтниках и технологах общепита.

Кто формирует спрос на профессии

Острая нехватка кадров, прежде всего, квалифицированных рабочих, обусловлена реальным оживлением промышленного производства в крае. Начиная с 2006 года, растет физический объем производства, постепенно увеличиваются инвестиции в основной капитал, идет процесс обновления основных производственных фондов, повышается уровень средней заработной платы. Открывается, к примеру, в прошлом году на меланжевом комбинате швейная фабрика на 600 рабочих мест. И сразу же понадобились швеи, которых в таком количестве никто не готовили. Открывается коксовая батарея – понадобилось еще 500 квалифицированных работников…

Как отметил Сергей Локтев, если за 2005 год вся алтайская промышленность произвела товаров на сумму 84 миллиарда рублей, то в прошлом эта цифра составляла уже 105 миллиардов рублей! Здесь и рост объемов промышленного производства, и увеличение гособоронзаказа, и развитие горнорудной промышленности. Дал свои результаты и прошлогодний визит на Алтай председателя правительства Михаила Фрадкова. По его итогам в федеральную программу лизинга включен ОАО «Алттрак», получило оборонный заказ ОАО «Ротор». А это значит, что они имеют возможность не только сохранить производственные мощности, но и рабочие места.

- Потребность в кадрах квалифицированных рабочих на текущий год оценивается только по крупным промышленным предприятиям в 2,5 тыс. человек, а на последующие три года - около 6 тыс, человек, - рассказывает Сергей Локтев. - Например, только на Рубцовском филиале ОАО «Алтайвагон» в связи с вводом в эксплуатацию новых производственных мощностей по выпуску среднего и крупного стального литья потребуется дополнительно принять в 2007 — 2008 годах 660 рабочих по 65 специальностям. Это позволит предприятию производить колесные пары и отказаться от услуг украинских импортеров. За этот же период необходимо принять по 150-200 человек квалифицированных рабочих на такие предприятия как ОАО «Бийский котельный завод», ОАО АПЗ «Ротор», ОАО «Барнаульский ВРЗ», ОАО ХК «Барнаултрансмаш», ОАО «Алтайпресс», ФГУП БПО «Сибприбормаш» и т.д. При этом наибольшим спросом будут пользоваться рабочие профессии машиностроительного профиля: токари, фрезеровщики, наладчики станков с числовым программным управлением, наладчики автоматических линий, слесари-ремонтники, электросварщики и др. Директора предприятий уже сегодня готовы предложить хорошему работнику зарплату 30 тысяч рублей, помочь в решении жилищного и других социальных вопросов, - отмечает Сергей Локтев.

Не стоит забывать и о проходчиках, специалистах горнодобывающей и горноперерабатывающей промышленности, потребность в которых увеличивается в связи с разработкой Рубцовского рудника (300 вакансий), Зареченского и Корболихинского месторождений, строительством горнообогатительных комбинатов. Здесь также предлагаются неплохие заработки.

С другой стороны, на рынке труда края существует определенная доля предложений с очень невысокими зарплатами. Чаще всего такие предложения связаны с сезонной работой в сельском хозяйстве, где рабочий день, как правило, выходит за рамки восьмичасового. Часть таких вакансий занимают неприхотливые и трудолюбивые гастарбайтеры, другие работодатели пытаются решить эту проблему за счет модернизации производства. Запускают, к примеру, на элеваторе новую итальянскую линию и сразу высвобождается 30 человек грузчиков. Появляется на ферме новый доильный комплекс типа «карусель» и из 20 доярок остается только две…

Как удовлетворить кадровый голод?

Губернатор края Александр Карлин неоднократно говорил о необходимости подготовки тех кадров, которые сегодня востребованы на рынке труда. А сделать это можно только через тесное взаимодействие работодателей с системой образования. Совсем недавно специалистам краевого управления по труду удалось наладить такое взаимодействие на уровне региона, чего не было с начала девяностых годов прошлого столетия. Сегодня в управление по труду регулярно направляются заявки по профессиям, представители которых будут нужны в ближайшей перспективе. На основе этих заявок администрация края формирует госзаказ для профтехучилищ, колледжей и других ССУЗов, находящихся на краевом бюджете.

- Впервые такой госзаказ был представлен на утверждение главы администрации края на 2006-2007 учебные годы, - рассказывает Анатолий Мишин. – Мы определили не только групповой, но и численный состав обучающихся по каждой из групп. В рамках этой программы сегодня обучается 10 000 человек, для которых уже есть гарантированные рабочие места, причем все затраты на их обучение краевой бюджет берет на себя. Параллельно мы собираем заявки на 2007-2008 годы. Эффективность этой системы, - продолжает Мишин, - можно отследить хотя бы по такой сложной и востребованной специальности, как наладчик станков. Отмечу, что если у слесаря может быть первый и второй разряд, то квалификация наладчика станков и оборудования начинается только с 4-го разряда. Соответственно и подготовка таких специалистов – дело сложное, ответственное. В текущем учебном году мы запланировали обучение только 150 наладчиков. А на следующий год в связи с поступлением серьезного заказа на крупное, стабильно работающее оборонное предприятие, мы будем набирать уже 230 человек. И еще столько же через год. Отмечу, что рост экономики края обеспечивает не только увеличение потребности в квалифицированных работниках, но и существенное прибавление уровня заработной платы. Заработал, к примеру, шинный завод (АТИ, РТИ) – сразу в течение месяца понадобилось нанять 200-300 человек. И если полтора-два года назад средний заработок там составлял 5-6 тысяч рублей, то сегодня он «зашкаливает» за 8 тысяч. Те же наладчики на станкостроительном заводе получают сегодня, в зависимости от квалификации, от 20 до 26 тысяч рублей. А самую высокую зарплату среди рядовых работников, 30 тысяч рублей, сегодня получают фрезеровщики завода «Ротор».

Эффективность этой обновленной системой госзаказа заинтересованные стороны пытаются повысить за счет более тесного взаимодействия учебных заведений непосредственно с работодателем: организуется производственная практика, нередко специалисты предприятий привлекаются в качестве преподавателей.

Кроме того, на краевом уровне несколько лет назад было принято постановление о развитии системы шефства-наставничества. Когда предприятия сами опытным путем подготавливают необходимые кадры, которым после аттестации присваивается соответствующая квалификация. По принципу «меньше теории и больше практики». И этот механизм уже работает в таких сферах как железная дорога, дорожное строительство, служба газового хозяйства и лесоводство.

Впрочем, одним лишь образованием все кадровые прорехи не закрываются. На решение этих проблем на селе направлены сразу несколько национальных проектов, федеральные и краевые целевые программы. В итоге молодые специалисты (учителя, врачи, сельхозработники) на максимально льготных условиях обеспечиваются жильем, получают кредиты для развития собственного подсобного хозяйства. Конечно, это не решает всех проблем селян, но, по крайней мере, деревня уже не чувствует себя брошенной.

Решается и вопрос престижа, гордости за свою профессию, что, наверное, гораздо важнее всех курсов переподготовки вместе взятых. Необходимость проведения конкурсов профессионального мастерства была обозначена и закреплена на краевом уровне. И сегодня такие конкурсы проводятся в каждой отрасли: от медсестер до лесников и дорожников. Лесники пошли дальше: они создают школьные лесничества (каких у нас около трех десятков), где ребятишки с детства готовят себя к работе в отрасли лесного хозяйства, постигают азы профессионального мастерства.

Разумеется, общую идеологию отношения к человеку труда на краевом уровне изменить не просто. Такие вопросы должны решаться на уровне государства.