18+

Аграрии Алтайского края вложили в техперевооружение сельского хозяйства около 10,5 миллиарда рублей

Подробнее…

Рубрики

Короткой строкой...

Аналитика

Экспертная оценка

Дословно

Инвестиции и инновации

Рынки и компании

Повестка дня. Строительство.

Повестка дня. Рынок труда.

Повестка дня. Образование

Повестка дня. Здравоохранение

Повестка дня. Промышленность и энергетика

Повестка дня. Социальная сфера

Повестка дня. Село и АПК

Политотдел

Туризм

Баннер

Жить в крупных городах становится все опаснее и опаснее. Барнаул не является исключением. Тем не менее есть опасности, которые можно предотвратить, спрогнозировать. А есть такие угрозы, которые неподвластны нашим силам, которых невозможно избежать. Можно лишь только уменьшить их негативные последствия. К таковым относится проседание грунта, подъем грунтовых вод – явления, принявшее в краевом центре в последние годы угрожающие масштабы.

ЗЕМЛЯ УХОДИТ ИЗ-ПОД НОГ…

Сегодня проблема состояния грунта остро стоит во многих крупных городах. Говорят, что в Москве Юрий Лужков, озабоченный многочисленными случаями проседания земли, разрушения дорог и домов, образования провалов и подземных полостей, создал специальную группу ученых, выделил средства для изучения этой проблемы. Это и понятно. Ведь от поведения грунта зависит безопасность тысяч и тысяч жителей, важных объектов жизнеобеспечения городского хозяйства. Представьте, что будет, если внезапно произойдет проседание почвы под нефтеперерабатывающим заводом или крупным химическим производством, в конце концов обычного многоквартирного дома? Не дай Бог!..

Пока, правда, решения этой проблемы найти так и не удалось. По мнению специалистов, это беда многих городов России. Как выяснилось, не менее остра «грунтовая» проблема и для Барнаула. Практически весь Барнаул покоится на лессовых грунтах, которые легко размываются, теряют прочность под воздействием воды. По-научному называется эта проблема так: «просадочность лессовых грунтов». Суть ее заключается в том, что если произойдет замачивание лессового грунта, пропитывание его водой, то резко ослабляется его прочность, появляется просадочность. Просадка может достигать 20-30 сантиметров, полметра, а то и целого метра. А это может повлечь за собой деформации зданий и объектов, на нем расположенных, неравномерную осадку зданий, их фундаментов. Так, к примеру, произошло на Коксохиме под угольной башней, которая под воздействием воды просела чуть ли не на метр. А это создало целый ряд технологических проблем. В свое время утечка воды с водовода меланжевого комбината привели к размыванию грунта и образованию большой (около 100 куб. м) пещеры.

Опыт проектирования, строительства и эксплуатации зданий и сооружений в Барнауле наглядно показал, что игнорирование особенностей наших грунтов может привести к серьезным последствиям. Появляются трещины, оседают колонны, полы, перегородки, цокольные части зданий. Все это сопровождается взламыванием асфальтовых отмостков, креном тяжелого оборудования, смонтированного внутри помещений, отслаиванием и разрушением внутренней и наружной штукатурки. Могут обрушиться отдельные элементы зданий – оконные перемычки, лестничные марши и др. Ну, а о самых печальных последствиях и говорить не хочется. Сегодня аварийных зданий, пострадавших от просадки грунтов, в городе насчитывается немало. Причем ежегодно число таких строений увеличивается на 5-10. А проседание, провалы проезжей части, тротуаров вообще уже никого не удивляет. Сегодня опасными природными процессами охвачено уже свыше половины территории Барнаула.

Настораживающая, но вполне объяснимая тенденция! На территории города, находящейся в пределах Приобского плато (северная часть города – промзона и жилой район Потока, а также районы Докучаево, 2000-2006 микрорайоны, примыкающие к Павловскому тракту), в последние годы отмечается широкомасштабное и значительное повышение влажности лессовых грунтов. Основная причина – утечка вод из инженерных коммуникаций, а также уменьшение испарения влаги из грунтов из-за интенсивной застройки и повсеместного асфальтирования городской территории. Что касается утечки, объяснение этому банальное – изношенность сетей. По данным городской администрации, она достигает 70 процентов. А ремонтируют и меняют ежегодно только половину от необходимого объема коммуникаций. Нет денег. Между тем специалисты установили, что коммуникации в возрасте 15-20 лет дают утечки воды и стоков до 40 процентов. В то же время возраст многих инженерных сооружений Барнаула выше, да и техническое состояние более молодых, а значит, менее изношенных, оставляет желать лучшего. Достаточно вспомнить недавнюю серьезную аварию, когда произошло разрушение коллектора полутораметрового диаметра, в результате которой без водоснабжения (горячей и холодной водой) и канализования на несколько дней осталось несколько районов города с числом жителей около 100 тысяч человек. Это, так сказать, техногенный фактор.

Нарушение баланса влаги, увеличение водонасыщенности грунтов сказываются на устойчивости сооружений. Особенно в промышленных зонах города, где расположены крупные предприятия, производственный процесс на которых невозможен без использования больших объемов воды. Таких, к примеру, как ТЭЦ-2, ТЭЦ-1, шинный завод, КХВ. Зоны замоченных грунтов есть и на предприятиях Власихинской промзоны. Сплошные поля замоченных грунтов наблюдаются на ТЭЦ-3 и пивзаводе. А ведь барнаульские ТЭЦ – объекты стратегические, и возникновение каких-либо аварийных ситуаций чревато для жизнеобеспечения всего 700-тысячного Барнаула. В конце концов, аварии могут повлечь за собой гибель людей. Как это произошло в прошлом году на одном из объектов ТЭЦ-2, когда в результате обрушения сооружения погиб один и пострадали два человека. Именно там специалисты зафиксировали большие деформации, очень много трещин, особенно в кирпичных строениях. Причем процесс проявления этих деформаций продолжается. Есть основания утверждать, что к этому привели большие утечки воды, используемой в производстве. Происходит замачивание грунтов, они ползут, проседают, и когда этот процесс остановится, как уменьшить его негативные последствия, сказать трудно. Сегодня огромные площади промзон представляют собой сплошную территорию проседания грунтов. А значит, районы потенциальных техногенных катастроф.

Разумеется, все вышесказанное в полной мере относится и к жилому фонду. Ведь и там происходят порывы водоводов, в подвалах многих домов вода стоит годами, постепенно подтачивая грунтовые основания зданий. Как, к примеру, в большом 9-тиэтажном жилом доме по ул. Юрина, 208. Разумеется, все это не означает, что дома начнут рассыпаться не сегодня-завтра. Однако такая угроза существует. И с ней надо считаться. Ведь цена вопроса – огромный экономический ущерб, а в самом худшем случае - сотни человеческих жизней. Об этом городским властям нужно думать уже сегодня.

Очевидно, таким образом, что проседание грунтов является реальной угрозой для Барнаула, нарастающей год от года. Город строится, причем плотность застройки увеличивается. Нередко в результате т.н. «точечной застройки» попросту не учитываются технологические возможности изношенных сетей, а развитие инженерной инфраструктуры не поспевает за строительством. Растет насыщенность подземных коммуникаций, интенсивность их эксплуатации. Город, порой и не задумываясь об этом, усиливает свое давление на землю, безоглядно отягощая ее все новыми и новыми сооружениями. Между тем это не может продолжаться до бесконечности. Уже сегодня земля, что называется, уходит из-под наших ног, сжимается как пружина. Чтобы в один момент распрямиться. И уж тогда последствия могут быть самыми непредсказуемыми…

Между тем негативные природные процессы, усугубляющиеся жизнедеятельностью человека, так называемым антропогенным фактором, не исчерпываются таким явлением, как проседание грунтов, на которых стоит наш город.

МЕРТВАЯ ВОДА

Еще недавно грунтовые воды в Барнауле недавно залегали на глубине 20-30 метров. Однако активная деятельность человека привела к тому, что уровень их стал резко повышаться. Причины – прорыв изношенных систем водоснабжения и канализации, неработающие ливневые стоки. В результате целые районы города оказались в зоне подтопления. Пример: старая часть города – от Барнаулки до улиц Никитина и Короленко. Во время паводка от поверхности до уровня грунтовых вод там расстояние 1-2 метра. Также хорошо известно, что в 80-е гг. в подвалах администрации Барнаула подолгу стояла вода. Отсюда, наверное, и специфический затхлый запах, которым, кажется, насквозь пропиталось все здание мэрии, и которому удивлялись посетители мэрии.

Опасные участки подтопления есть и в других районах города: на Южном, в районе Барнаульского пивзавода, ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3. На Барнаульской ТЭЦ-1 утечки воды привели к тому, что вырос уровень грунтовых вод. Водой пропитался весь слой грунта. В результате в зимнее время, промерзая, он увеличивается в объеме или, как говорят специалисты, пучится. Скорость поднятия грунтовых вод в среднем по Барнаулу достигает 25 сантиметров в год. Так, к примеру, в микрорайоне 1080 по Павловскому тракту четверть века назад уровень грунтовых вод достигал 25 метров. Сегодня он поднялся до 15-17 метров. И подъем продолжается, причем повсеместно.

А происходит все это в условиях, когда этажность строительства будет неизбежно возрастать. Уже стали нормой 16-этажные жилые дома, а на подходе планы строительства 25- и 30-этажные дома. Подтопление же приводит к тому, что в строительстве исчерпывает себя свайный метод, из-за потери несущей способности. Поэтому нужно искать новые технологии.

Сложная ситуация и в Рубцовске, где нередко все инженерные коммуникации фактически лежат в воде. Разрушение общежития зимой 2005 года, когда только чудом удалось избежать человеческих жертв, возможно, как раз и связано с просадкой грунтов. И такие катастрофы не единичны. Самая серьезная произошли около четверти века назад. Рано утром 5 ноября 1982 года полностью было разрушено здание цеха электрофильтров на ТЭЦ-3 в Барнауле. Очевидцы рассказывают, что впечатление складывалось такое, словно здание подверглось бомбардировке, и в него произошло прямое попадание бомбы. Поскольку случилось это накануне большого государственного праздника, занимался этим, помимо специалистов, и КГБ. Мол, не диверсия ли это.

Утечки из коммуникаций привели к вымыванию песка из-под фундамента, образованию полостей под общежитием пединститута на Красноармейском проспекте. В стенах появились трещины. Усугубило ситуацию и то, что рядом забивали сваи под новое строительство. В результате одно крыло полностью разрушилось. Пришлось полностью его разбирать.

Беда в том, что до 1975 года проектировали и строили здания без учета этих процессов. А в последнее годы добавились новые проблемы – повышение сейсмоактивности в нашем вроде бы безопасном в этом отношении регионе. Особенно землетрясения опасны для панельных зданий (часть связи панелей проржавела, часть сварена неправильно, с дефектами) и для сооружений, располагающихся на замоченных лесах, где балльность возрастает на один пункт. А то, что на Алтае вполне возможно мощное землетрясение, доказывает история. Достаточно вспомнить землетрясение 1785 года силой 6-7 баллов, когда были разрушены вполне крепкие каменные здания, строившиеся мастерами на совесть.

В то же время ученые дают весьма неутешительные прогнозы. Подтопление городских территорий будет прогрессировать. Отчасти из-за старения существующих коммуникаций. Ведь после 20 лет эксплуатации они дают утечки до 50 процентов. Увеличение поступления влаги в грунты приведет к расширению зон замоченных грунтов. В результате они сливаются, и формируется новый подвешенный водоносный горизонт на территории Северной промышленной зоны, что в дальнейшем приводит к его смыканию с грунтовыми водами. То же самое будет происходить и на Власихинской промплощадке, но более медленно (за исключением ТЭЦ-3, пивзавода). Подтопление будет расширяться в районах с большим водопотреблением, застроенных многоэтажными домами: в дальних Черемушках, пос. Урожайном, южнее Павловского тракта и в пос. Южном. Подъем грунтовых вод в районе Пивоварки расширит подтопление, приведет к деформации множество частных домов. В целом в городе ожидается значительное расширение в городе подтопляемых и подтопленных территорий.

Приблизительной границей между более и менее благополучными с точки зрения просадочности грунтов является улица Молодежная. Все, что выше ее (в сторону Октябрьской площади и дальше), так называемое Приобское плато, характеризуется повышенной опасностью просадки грунтов. Все, что ниже (условно говоря, от площади Советов и дальше), – более-менее благополучная территория. Разумеется, все это со значительной долей условности, поскольку для того, чтобы дать точную оценку положения дел, необходимо серьезное изучение ситуации.

– Наверное, настало время в рамках этих зон заниматься более детальным изучением отдельных участков, их оконтуриванием. Возможно даже изучение особенностей грунтов под отдельными зданиями. Но это требует больших средств, – сетует начальник отдела экологии института «АлтайТИСИЗ» Анатолий Яковлевич Швецов.

Между тем, в прошлом году просели грунты прямо рядышком со зданием администрации края. Сначала образовался провал слева от здания, на автопарковке рядом с химкорпусом АлтГУ. Затем еще одна огромная яма вскрылась перед главным, парадным входом в краевую администрацию. Ее быстренько закатали асфальтом. Однако проблему это не решает.