18+

Аграрии Алтайского края вложили в техперевооружение сельского хозяйства около 10,5 миллиарда рублей

Подробнее…

Рубрики

Короткой строкой...

Аналитика

Экспертная оценка

Дословно

Инвестиции и инновации

Рынки и компании

Повестка дня. Строительство.

Повестка дня. Рынок труда.

Повестка дня. Образование

Повестка дня. Здравоохранение

Повестка дня. Промышленность и энергетика

Повестка дня. Социальная сфера

Повестка дня. Село и АПК

Политотдел

Туризм

Баннер

Не так давно президент России Владимир Путин заявил о необходимости развития речного судоходства. Любые заявления главы государства сегодня принято воспринимать как руководство к действию. А насколько речной флот нашего региона готов к исполнению президентских наказов? Благо, речными артериями Алтайский край (как, впрочем, и большинство других регионов страны) не обделен.

Что мы потеряли

Многие еще помнят те времена, когда путевка на многодневное путешествие по рекам Сибири на трехпалубном красавце «Патрис Лумумба» была доступна многим жителям края. Такой круиз на комфортабельном теплоходе не уступал в популярности поездкам на жаркий Юг. Судьба многих (если не большинства) подобных судов незавидна. Взять, к примеру, два некогда шикарных судна класса «О» (озерные суда, в отличие от «Р» - речных), оснащенные уютными каютами и ресторанами «Пионер Алтая» и «Яков Баляев», сгнившие остовы которых с недавних пор «украшают» знаменитое Телецкое озеро. «Они всегда были достаточно востребованы, - рассказывает представитель Западно-сибирского речного пароходства, руководитель ООО «Алтайречфлот» Александр Крук. – А каких трудов стоило поднять туда эти теплоходы! Тракторами по Бии тащили, против течения, волоком. Сегодня это бы стоило огромных денег, которые никто не даст. Мало того, в п. Артыбаш мост построили, который не даст возможности отбуксировать подобный корабль целиком. Только по частям, а это дополнительные расходы».

С начала 90-х на фоне общего экономического спада в стране объемы грузоперевозок речным флотом сократились в десятки раз, гораздо серьезнее, чем в случае с железнодорожным транспортом. И если железнодорожникам удалось преодолеть последствия кризиса, то речникам так и не удалось из него выйти. Все это не могло не отразиться и на состоянии самого флота. В доперестроечное время западносибирский пароходный флот насчитывал не менее 40 единиц теплоходов мощностью от 300 – до 2000 лошадиных сил (причем, за каждым таким судном было закреплено по нескольку барж грузоподъемностью от 1000 до 3000 тонн). Сегодня же в Западно-Сибирском пароходстве осталось гораздо меньше техники, но ее пока достаточно для выполнения поставленных сегодня задач.

Самая серьезная, стратегическая потеря для алтайских речников – это закрытие судоремонтного завода в Затоне, на котором в свое время были построены практически все суда, бороздившие реки Алтайского края. Это значит, что даже если у алтайских речников появятся деньги на строительство судов, практически восстановить потерянный флот будет невозможно.

Пассажирские и туристические перспективы

В большинстве случаев пассажирский флот Сибири свой ресурс уже выработал. Подавляющему большинству алтайских судов по 30 и более лет. По окончании сезона навигации суда по полгода стоят в ремонте, чтобы на следующий год Судоходная инспекция и Речной регистр разрешили этот флот эксплуатировать.

- Если говорить о пассажирских перевозках, то они изначально убыточны, - заявили в Управления края по транспорту, дорожному хозяйству и связи администрации края. – Именно поэтому в свое время и было принято решение об их датировании за счет краевой казны. Речь идет о нескольких пригородных маршрутах: Какуйское, Бобровка, Рассказиха и Затон.

Если же говорить о более серьезных маршрутах, то на Алтае этот бизнес развит очень слабо. По Оби, конечно, ходят несколько комфортабельных туристических пароходов. Правда, только в Новосибирской области и все они принадлежат частникам. Западно-сибирское речное пароходство, по признанию Александра Крука, к подобному пока не готово. «Во-первых, хороший туристический лайнер стоит как минимум несколько миллионов долларов, - поясняет Александр Александрович. – А ведь его еще и обслуживать надо, топливом заправлять. Для сравнения: на легковом автомобиле до Телецкого озера добираться - бака бензина хватит, а теплоход «скушает» несколько тонн».

- Осталось у нас пара теплоходов «Заря», похожих на автобусы, - продолжает Крук. - Они в свое время работали на пассажирских перевозках на Телецкое из Бийска. Но при сегодняшних ценах и аппетитах этой техники, они себя уже не оправдывают. Пассажиры просто не станут брать такие дорогие билеты. Хотя, в низовьях р.Обь до сих пор работают «Восходы» и «Метеоры», где билет, скажем, из Салехарда до Нижневартовска стоит чуть дешевле, чем на самолет. Люди предпочитают речной транспорт воздушному только потому, что добраться до некоторых поселков по реке гораздо проще на теплоходе.

Прогулочные маршруты, которые на Алтае (да и по всей Сибири) востребованы, можно назвать пусть и слабенькой, но все же альтернативой туристическим. Люди хотят кататься, им интересно посидеть в плавучем ресторане, послушать шум реки, понаблюдать за меняющимся речным пейзажем… Единственный недостаток такой речной романтики – ее продолжительность: час–полтора. Впрочем, по словам руководства «Алтайречфлота», они уже думают о более длительных маршрутах. Появление туристско-рекреационной зоны обязывает соответствовать этому статусу.

Флот восстанавливается

Около трех лет назад востребованность речных грузоперевозок начала проявлять тенденции к росту. По признанию самих речников, сегодня на Алтае транзитные и местные грузовые перевозки развиваются серьезными темпами.

- Мы возим щебень, песок и еле успеваем выполнять заказы, - поясняет Крук, - строительный сезон совпадает с навигационным, поэтому в основном заявки поступают от строителей и дорожников Алтайского края. Сегодня на Алтае грузового флота уже явно не хватает. Нам даже отказываться от некоторых заказов приходится: все расписано. Мало того, у нас заявки есть из Новосибирской области, Нижневартовска, Ханты-Мансийска, Сургута и других отдаленных по речным меркам территорий. Конечно, в большинство из этих городов грузы можно доставить и железной дорогой, но даже при нынешних ценах на топливо – речной флот намного экономичнее.

Как результат, только благодаря грузоперевозкам на Алтае ежегодно восстанавливается по два теплохода и по одному плавучему подъемному крану. Численность работающих «Алтайречфлота» (а работа, главным образом, сезонная) за последние три года увеличилась на четверть, а рост зарплаты рядовых работников составил 20% к прошлому году… Казалось бы, все налаживается: возрождающаяся промышленность Алтайского края, увеличивающиеся темпы строительства, развитие недродобывающей отрасли на Алтае – все это должно способствовать увеличению потребности в речном грузовом флоте, а значит и его возрождению. Но помимо уже обозначенных выше проблем (выработанный ресурс флота и отсутствие базы для строительства новых судов), есть еще и общие для всей алтайской промышленности - большинство квалифицированных специалистов – предпенсионного возраста, а молодежь не считает профессию речника перспективной.

Не сесть на мель

Река для речников то же самое, что дорога для автолюбителей: и те, и другие не всегда понимают, на что уходит транспортный налог. Одна из двух вечных бед России для речного судоходства не менее актуальна, чем для тех же автомобилистов: судовой ход должен регулярно разрабатываться, дно углубляться. Иначе судоходство по такой реке будет сильно затрудненно.

Наблюдением и обслуживанием реки занимается федеральное агентство «Обское государственное бассейновое управление водных путей и судоходства». В том, что судовой ход разрабатывается не достаточно глубоко (по сравнению с доперестроечными годами), алтайские речники убеждаются ежегодно, переводя каждый сантиметр глубины на потерянные рубли.

- Чтобы не повредить суда, мы вынуждены идти с недогрузом, - поясняет Александр Крук. - А что такое везти вместо 1000 тонн 600? Это потерянные деньги, с которых мы, кстати, платим налоги. Причем круглый год, вне зависимости от сезона! Впрочем, здесь вина не столько наших коллег-путейцев, сколько государства, сократившего финансирование на эти цели ниже необходимого минимума. По этой же, кстати, причине, на Алтае не могут появиться теплоходы уровня «Патриса Лумумбы»: для них тут слишком мелко. Как, впрочем, и для любых других туристических судов более-менее приличного класса, – заключает Александр Александрович.

Да что там «Лумумба»! Алтайский участок Оби используется грузовым речным флотом только в мае, июне и совсем немного в июле. А потом все баржи вынуждены уходить вниз по реке, ближе к северу.

Впрочем, даже в мае-июне алтайским речникам доступны не все участки реки, необходимые в работе. К примеру, участок от Камня-на-Оби до слияния Бии и Катуни, в один прекрасный момент просто выкинули из программы Обского бассейного управления, а те, без соответствующего финансирования, отказались этот участок обслуживать. Сказали, дескать, судоходство на этом участке - за свой счет… Краевым властям стоило немалых усилий вернуть финансирование работ по обслуживанию данного участка, но всех проблем это не решило: сегодня путь от Камня до слияния расчищается на федеральные деньги, а от слияния до щебеночного карьера – за средства «Алтайречфлота», руководства карьера и Бийского речного порта.