18+

В Алтайском крае курортный сбор оплатили более 50 тысяч отдыхающих в Белокурихе

Подробнее…

Рубрики

Короткой строкой...

Аналитика

Экспертная оценка

Дословно

Инвестиции и инновации

Рынки и компании

Повестка дня. Строительство.

Повестка дня. Рынок труда.

Повестка дня. Образование

Повестка дня. Здравоохранение

Повестка дня. Промышленность и энергетика

Повестка дня. Социальная сфера

Повестка дня. Село и АПК

Политотдел

Туризм

Баннер
24.06.2010

С низкого старта

Алтайские крестьяне ждут от государства реальной поддержки.

В самом начале нового сельскохозяйственного года аграрники обсуждают проблемы зернового рынка. И главную среди них – куда сбыть произведенное зерно? На днях в Барнауле прошла конференция, посвященная перспективам производства и использования зерна в Алтайском крае.

 

ПРИВЫКАТЬ К ХОРОШЕМУ ТРУДНО?

 

То, что оживленная дискуссия на этот счет развернулась именно на Алтае, то, что именно алтайские производители и переработчики особенно обеспокоены складывающейся ситуацией, неслучайно. Урожаи растут, как, впрочем, и переходящие из года в год запасы зерна, которые все больше давят на рынок. В то же время внутреннее потребление не увеличивается, достигнув пороговых значений. Да и для животноводства столько зерна, по мнению специалистов,  не нужно: новые технологии позволяют обходиться куда меньшими его объемами. А ведь в Алтайском крае зерна производится значительно больше внутрикраевой потребности.

 

Предпринятые государством меры по стабилизации ситуации на рынке за счет интервенционных закупок дали лишь кратковременный эффект. Суммарно за 2 года было закуплено около 10 млн. тонн зерна. Однако и эти меры оказывают давление на рынок, ведь закупленное таким образом зерно не находится на рынке, хранясь на складах. Государство озабочено тем, как его израсходовать. Ведь ежемесячно на хранение «интервенционного» зерна тратится около 1 млрд. руб. Между тем изъятие избыточного зерна с рынка приемлемой цены не сформировало, только спровоцировав завышенные ожидания крестьян. Альтернативой зерновой интервенции было бы стимулирование экспорта. Ведь как-никак несколько лет назад Россия была официально  провозглашена зерновой державой, которая станет одним из крупнейших  экспортеров зерна. Стимулирование экспорта был бы куда более эффективный, действительно рыночный шаг, нежели интервенции. Но правительство эту меру не поддержало. Мол, такой механизм как субсидирование противоречит правилам, установленным в ВТО. Хотя страны, входящие в ВТО, прибегают к этой мере вполне открыто для защиты своего сельхозтоваропроизводителя.

 

По мнению экспертов зернового рынка, в России ежегодное производство зерновых отныне вряд ли опустится ниже 85-90 млн. тонн при любых климатических условиях. Стабилизация зернового производства отмечается и у нас, на Алтае.  Взять этот год. С опозданием почти на две недели стартовала посевная, но проведена она в рекордные сроки, с отставанием от среднегодового показателя  всего-навсего на четыре дня. Если бы техперевооружение села продолжилось теми темпами и в таких масштабах, которые существовали в начале 2000-х годов, то мы бы сеяли в течение двух недель, в течение такого же времени убирали урожай, который бы составлял 24-25 ц/га. Такие урожаи, к примеру, получают в сходных климатических условиях на севере США или на юге Канады.

 

КУДА ПОДАТЬСЯ БЕДНОМУ КРЕСТЬЯНИНУ…

 

По мнению вице-президента Союза зернопереработчиков Алтая, председателю Совета директоров ООО «Алтайские мельницы» Валерия Гачмана, выход для алтайских производителей – в продвижении своей продукции на внешние рынки. Правда, там нас никто не ждет с распростертыми объятиями и рассчитывать на комфортные конкурентные условия не приходится. Поэтому нужна будет поддержка со стороны государства. Сегодня такая работа ведется в Минсельхозе. Администрация Алтайского края, Союз зернопереработчиков региона добиваются расширения льгот для переработчиков Сибири по железнодорожному тарифу. К примеру, распространения льготы с первого километра железнодорожных перевозок. Экспортеры полагают, что экономически эффективна льгота с коэффициентом  0,3, а  не 0,5 как сегодня. Наконец, третье и, может быть, самое принципиально важное: предлагается распространить эту льготу (0,3 железнодорожного тарифа) не только до дальневосточных портов (как сейчас), но и до портов Черного и Балтийского морей для экспорта в Северную Африку, ЮВА и Ближний Восток, Латинскую и Центральную Америку.  Необходимо также и предоставление такой льготы до пунктов трансграничного сухопутного перехода. Сейчас в структуре цены экспортной муки, которую алтайские переработчики посредством своей объединенной сбытовой компании «Алтайские мельницы» направляют на экспорт, более 50 процентов составляют транспортные расходы. «В таких условиях не сможет работать и конкурировать в жестких условиях ни одно предприятие! Это проблема не алтайских переработчиков, не сельхозтоваропроизводителей, не региональной власти. Ее надо решать только на федеральном уровне», - убежден Валерий Гачман. Кстати, губернатор края Александр Карлин поддержал эти предложения алтайских зернопереработчиков, которые  направлены в правительство и в аппарат Президента РФ.  Участники зернового рынка теперь ждут внятного ответа.

 

МНЕ СВЕРХУ ВИДНО ВСЕ, ТЫ ТАК И ЗНАЙ!..

 

А он, видимо, невзирая на ригидность федерального центра, все-таки вызревает в недрах правительства. Во всяком случае, инициативы зерновиков  о субсидировании зернового экспорта поддержал Минсельхоз. Глава ведомства Елена Скрынник пообещала рассмотреть возможность введения экспортных субсидий на зерно в размере $30-50 за тонну. К слову, субсидирование зернового экспорта - уже опробованная мера: Казахстан доплачивает $40 за каждую вывозимую тонну и благодаря этому с успехом конкурирует с Россией на мировом рынке. Опыт успешного субсидирования есть и у России: наши соседи  - Новосибирская область и Красноярский край доплачивали 300-400 руб. на тонну с 1 декабря 2009 по 1 июня 2010 года. Правда, их экспортные возможности значительно ниже, нежели у Алтайского края, несопоставимы с нашими.

 

Между тем, по оценке экспертов, субсидирование экспорта позволит вывозить  дополнительно 5-7 млн. тонн зерна ежегодно. Вот только справятся ли с такими объемами портовые терминалы, которые и сегодня работают на пределе возможностей? А производители зерна тем временем торопят.

 

- Мы уже опаздываем с поддержкой экспорта даже в сравнении с нашими соседями (Казахстан), не говоря о таких конкурентах, как Европейский союз, который давно применяет экспортное субсидирование, - сетует Президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. - Мы до сих пор не применяли экспортное стимулирование: у нас нет в практике ни субсидирования экспорта, ни гарантийных программ, ни кредитной поддержки. Все это требуется еще внедрять.

 

Хотя к чиновникам сегодня приходит понимание необходимости протекционистских мер, но финансовые возможности в условиях кризиса весьма ограниченны. Вот и получается как у Жванецкого: вчера большие, но по пять, а сегодня – маленькие, но по три…

 

ДЛЯ ОБЩЕГО БЛАГА

 

Если к предложениям алтайских переработчиков прислушаются наверху, то это пойдет на пользу всем сибирякам. Как и в прошлый раз, когда Москва пошла навстречу нашим инициативам, о предоставлении льготных железнодорожных тарифов. «Надо честно признать: ни один губернатор края нас так не поддерживал! Хотя проблема эта существовала всегда, ни один из предшественников Карлина такой  поддержки не оказывал», - считает Валерий Гачман. По его мнению, основной  способ решения проблемы реализации избыточного зерна – это наращивание экспорта путем изъятия с рынка излишков зерна в виде муки. Особенно в тех регионах, где они есть. К примеру, в Приволжском, Уральском федеральных округа. Ну а самая напряженная ситуация – в Сибирском ФО, откуда сложнее всего вывезти зерно и продукты его переработки на экспорт. Эта транспортная проблема в России существовала всегда, и всегда существовали льготы, даже в царской России. И в мировой практике применяется субсидирование транспортных издержек фермерам, переработчикам, которое напрямую зависит от удаленности от морских портов, рынков сбыта. К примеру, Венгрия, как известно, не имеющая выхода к морю,  после вступления в ЕС получила субсидию, равную железнодорожному тарифу до ближайшего морского порта.

 

«Почему нас поддерживает губернатор края, федеральный центр? Потому как все понимают, что решается не отраслевая проблема. Роль зернопереработчиков – связывать производителей зерна и потребителей. К счастью, крупнейший рынок импорта – Центральная (25 процентов мирового импорта муки) и Юго-Восточная Азия, географически не слишком удалены от нас. В то же время Алтайский край является крупнейшим в России производителем крупы (20 процентов от общероссийского объема) и муки (12 процентов). Региональной властью проделана колоссальная работа для того, чтобы продвинуться на перспективные рынки. А алтайские зернопереработчики объединились для продвижения своей продукции. Все факторы – на нашей стороне. К тому же мы не приходим в роли просителей. Мы рассказываем, что мы уже сделали. А делаем, признаться,  многое», - подытожил Валерий Гачман.

 

Главная проблема, которая позволит динамично развиваться сельскому хозяйству нашего региона, - это расширение рынков сбыта. Если эта проблема будет решаться, то будет и наращивание объемов производства, модернизация производства, внедрение современных технологий. Если нет, то ни новая техника, ни технологии не спасут производство, никакое субсидирование со стороны государства не сможет заменить продажу произведенной продукции по выгодной цене в нужном объеме. Последние два года это наглядно продемонстрировали.






  

 

 

 

 
 
 

Инфографика - Валерий Гачман, вице-президента Союза зернопереработчиков Алтая, ген.директор ЗАО "Грана"